Протоиерей Сергий Ногачевский

Протоиерей Сергий Ногачевский

Ногачевский Сергей Николаевич родился 28 сентября 1896 в г. Бориславе Херсонской области. Родители его были людьми религиозными и благочестивыми. Отец — Николай Федорович исполнял обязанности фельдшера и полностью отдавался служению людям, никому не отказывая. Мать — Мария Георгиевна была учительницей. В семье росли два сына — Александр и Сергей. Недалеко от города Борислава находился мужской монастырь, который часто посещали они всей семьей. С раннего детства душа Сергея тянулась к Богу, и Господь дал ему глубокую искреннюю веру.

Протоиерей Сергий Ногачевский Начальное образование Сергей получил дома от матери, а затем поступил в Одесскую духовную семинарию, которую окончил в 1917 г. По окончании семинарии он поступает в Киевскую Духовную Академию, но удается закончить только один курс. Смерть отца, а также общественное настроение не дали возможности продолжить учебу. Вернувшись домой, он нашел себе спутницу жизни — Татьяну. Она также была из религиозной и благочестивой семьи.

Вся дальнейшая его жизнь стала непрерывной грядой испытаний, преодолеть которые невозможно было, не имея твердой веры и непреложного упования на помощь Божию. По всей стране прокатилось «красное колесо» богоборческой власти: закрывались храмы, расстреливались и зверски были убиты многие священники. Несмотря на весь ужас положения священнослужителей, Сергей решается принять на себя этот сан. Он был рукоположен в 1920 году преосвященнейшим Прокопием в г. Херсоне. В начале о. Сергий служил в Бориславе, а затем в течение 10 лет в Цюрупинске, где был благочинным. Но, как и везде, в этих городах положение Церкви было неспокойным — расклеивались антирелигиозные плакаты и карикатуры. Когда священник шёл по улице, то ребятишки бросали в него камни, дразнили и даже плевали, но отец Сергий никогда на них не ругался, а только улыбался. Пускать священника на квартиру все боялись, поэтому место жительства приходилось часто менять.

В 1932–33 годах от голода умерли мать и тесть о. Сергия.

Но, несмотря на все трудности, службы в храме продолжались; и вот наступил 1937 год… 4 августа ночью пришли из НКВД, после тщательного обыска о. Сергий был арестован. Проведя несколько дней в местной тюрьме, его отправили в областной центр.

Вспоминает дочь — Наталья Сергеевна Ногачевская

Когда осужденных отправляли на пароходе в Херсон, то папа сидел на пароходе вместе с другими заключенными в оцеплении конвоиров. Характерно, что у него было радостное и ликующее лицо, он все время улыбался. Папа умилялся тем, что идет на страдания за Христа. Через некоторое время он был осужден по статье 58 КРА на 8 лет и отправлен в ссылку на Колыму. В теплушках, забитых до отказа, ехали в ужасных условиях через всю страну. После долгих и страшных мучений прибыли в порт Находка, там их погрузили в трюмы, забитые людьми так, что нельзя было протянуть ноги; и повезли в Магадан. На Колыме условия были ужасные: жуткие морозы; полураздетые, голодные, изможденные люди умирали ежедневно. Теплые вещи отбирали урки. В бараках постоянно стояла ругань среди заключенных. Везде были установлены громкоговорители, которые никогда не умолкали.

Слабому здоровьем и выросшему в южных широтах отцу Сергию было особенно тяжело. Но Господь хранил его, и на общих работах, особенно на лесоповале ему приходилось бывать сравнительно редко.

Неоднократно дуло пистолета конвоира было направленно на него, но всякий раз невидимая сила отводила опасность. Несколько раз в тайге он был на грани полного замерзания. Часто болел, получил травму, и на всю жизнь осталось искривление позвоночника. Болел сердечной недостаточностью, цингой. Вследствие постоянного голодания был поражен весь желудочно-кишечный тракт. И когда уже силы были на исходе, добрые медики его госпитализировали. Среди них были очень хорошие люди, которые старались подольше подержать его в стационаре, чтобы хоть немного восстановить силы. Следует отметить, что и уголовники, и другие заключенные относились к нему с каким-то уважением.

Матушка Татьяна Владимировна, после ареста отца Сергия, осталась без всяких средств к существованию. На руках у нее осталась малолетняя дочь и престарелая мать. На работу жен репрессированных не принимали. Целыми днями она ходила в поисках работы. Только через 8 месяцев, по милости Божией, приняли ее санитаркой во вновь открывшееся отделение больницы. Несмотря на такое тяжелое положение, с помощью добрых людей, регулярно отправлялись посылки отцу Сергию. Часть присланного он должен был отдавать начальству, а часть — уголовникам, оставляя себе лишь малую долю. Но, не смотря на весь ужас, он встречал и много хороших людей, много духовенства. Они старались помогать друг другу во всем.

Только глубочайшая вера в Бога и надежда на Него помогли выжить. О. Сергий постоянно повторял: «Не умру, но жив, буду и повем дела Господня» (Пс. 117:17).

После освобождения о. Сергий попадает в незнакомый город Абдулино Оренбургской области.

Изможденный, больной, голодный, оборванный, он был без всяких средств к существованию. Церкви там не было, просить милостыню он стеснялся, а работать не мог. Несколько ночей провел на вокзале. Он уже был на грани смерти, не мог совсем ходить, и вот, чудным образом, его взяла на квартиру одна старушка, которая сама жила впроголодь. Он лежал у нее на печке, а добрые люди, узнав, что он священник, приносили, кто что мог. В таком состоянии он прожил несколько месяцев.

Когда он немного окреп, то поехал в Уфу к управляющему Оренбургской Епархией владыке Стефану. Владыка очень хорошо его принял и без всяких документов, (только со слов отца Сергия и по общим знакомым из Киевской Академии) назначил священником в Абдулино, где нужно было строить храм. Очень тяжело было в военные годы строить церковь, не хватало стройматериалов, а также строителей. Но, с Божией помощью, сравнительно быстро, церковь была построена в честь Воскресения Христова.

Отец Сергий писал в это время домой: «С момента нашей разлуки было опытное изучение Евангелия, и это дало мне больше, нежели, сколько я изучал Его в теории. Все истины, изложенные в этой Книге, мной пережиты. И необходимый спутник всего — радость всегдашняя — в душе, независимо от внешних условий». И действительно, лицо его сияло радостью и благодушием.

В 1945, когда в Оренбург прибыл правящий архиерей владыка Мануил (Лемешевский), о. Сергий был переведен настоятелем кафедрального собора и благочинным. Никольский кафедральный собор был только недавно передан верующим и поэтому требовал большого благоустройства. О. Сергий целиком и полностью отдавал себя служению и налаживанию приходской жизни.

Владыка Мануил очень любил служить. В праздничные дни ему сослужили 15–20 священников. Службы были очень торжественные. О. Сергий, как настоятель, должен был все организовывать и за всем следить. Священнослужители были в основном без специального духовного образования, поэтому их нужно было учить. О. Сергий очень любил народное пение, и зачастую люди оставались и пели под его руководством. Проповеди его были доходчивыми и понятными. С владыкой Мануилом они были близки духовно. И хотя было много неполадок в церковной жизни, молитвенный дух был на высоте. Храм был всегда полон молящихся. Но темные силы не дремали. В сентябре 1948 года владыка Мануил был арестован. Через некоторое время о. Сергий был переведен в райцентр, где через три месяца арестовали и его.

Когда пришли работники милиции, о. Сергий служил литургию, и по его просьбе они подождали до окончания службы. Осужден был на три года. Отбывал ссылку в Берикуле возле г. Мариинска. Там он в начале работал свинарём, работа была тяжелой. Затем нашлись добрые люди и его перевели в инвалидное отделение. Там условия были намного легче, работал в портновском цехе, учётчиком, дневальным.

После освобождения поехал в Алма-Ату к владыке Николаю (Могилевскому) и был направлен в Павлодар вторым священником. Из Павлодара он писал, что нашёл покой, к которому стремился. Административные хлопоты его не касались. Он полностью отдался служению, богомыслию, чтению и изучению богословских трудов. Но это продолжалось не долго. Вскоре он был переведен настоятелем в г. Чимкент, а затем в 1954 в г. Петропавловск, где прослужил без малого четверть века. Началась новая и последняя страница его жизни, наполненная скорбями и радостями. Он был назначен настоятелем церкви Всех Святых и благочинным Петропавловского округа.

В 1957 году в Петропавловск прибыл владыка Иосиф (Чернов) — викарный архиерей Алма-атинской епархии, а затем была организована самостоятельная Петропавловская Епархия. Отец Сергий был назначен секретарем епархии. В её состав входило пять областей.

С владыкой Иосифом сразу сложились теплые и добрые отношения. Никогда не было серьезных разногласий и конфликтов. Отец Сергий часто сопровождал владыку в поездках по Епархии. В 1960 году Петропавловская Епархия была ликвидирована, и владыку перевели в Алма-Ату. Владыка Иосиф был истинный пастырь и молитвенник. Духовное родство о. Сергия с митрополитом Иосифом сохранилось до конца его жизни. Неоднократно владыка приглашал о. Сергия приехать в Алма-Ату и служить в кафедральном соборе. Всегда писал теплые письма и поздравления с праздниками. Много трудов и усилий о. Сергий вложил в устройство Петропавловского благочиния и благолепия служб. Было много неприятностей, склок, угроз лично ему. Не было мира и покоя, которых он так хотел. Во всех скорбях он всегда возлагал надежду на помощь Божию.

Воспоминания бухгалтера Пятаковой Марии Андреевны

Отец Сергий был человеком глубоко верующим. Служба при нем всегда была торжественная, отражающая смысл самого праздника. Он любил пение и следил за репертуаром хора. Строго следил за богослужебным уставом.

Воспоминания певчей хора Барашковой Веры Степановны

Весь внешний вид отца Сергия — одна скромность. Был всегда опрятен и просто одет. К окружающим прихожанам, и к нам хористам был очень внимателен. Очень скромный и мягкий, но в деле церковных служб он был требователен и не допускал никакой фальши.

Отец Сергий очень любил читать каноны. И сейчас много лет спустя, когда читается канон Андрея Критского, я слышу его голос. Отец Сергий хорошо пел. Особенно хорошо он пел при первом служении Владыки Иосифа. Как он тогда пел! Мне этого никогда не забыть!

Отец Сергий службу служил Богу — это знали и понимали многие из прихожан и любили, когда он служил, огорчались, если отца Сергия не было. Хотя много у него было забот по благочинию, свою чреду он стоял у жертвенника и читал помянники.

Отец Сергий много читал и изучал творения святых отцов. Особенно любил читать св. Иоанна Златоуста и св. Феофана Затворника. В то время достать книги было очень трудно, и он платил большие деньги или покупал старые, потрепанные книги. Отец Сергий имел дар проповедника. Проповеди его были доходчивы и просты.

Отец Сергий снискал глубокое уважение и почитание прихожан. Он всех умел утешить, молитвенно поддержать, для каждого находил нужные слова, давал мудрые советы.

Отец Сергий был прекрасным семьянином, любящим отцом. Во всех его трудах, радостях и скорбях, ему душой и сердцем была предана матушка Татьяна. Она всегда помогала ему мудрыми советами. Жили они душа в душу, всегда «едиными устами и единым сердцем славили Бога». Митрофорный протоиерей с правом служения литургии при открытых царских вратах, отец Сергий 58 лет потрудился на ниве Христовой.

Годы тюрем и ссылок не прошли бесследно и подорвали здоровье. В последние годы жизни он часто болел. В 1976 г. была проведена операция (удаление камней мочевого пузыря), но улучшения в состоянии здоровья не наблюдалось. С каждым годом он слабел, но все-таки старался до самой смерти служить. Он не представлял себе жизни без служения литургии и причащения Святых Тайн. Поэтому, когда ушел за штат в январе 1978 г., то просил правящего архиерея разрешить иногда служить. Это распоряжение было дано. 12 августа 1978 года отец Сергий тяжело заболел и уже не мог подняться с постели. Речь была невнятной, глотать мог с трудом только воду. 14 августа утром причастился Святых Тайн, а вечером скончался. На следующий день гроб с телом был отвезен в церковь, где постоянно читалось Евангелие, и совершались панихиды. 16 августа 1978 г. было совершено отпевание при огромном стечении прихожан. Похоронен о. Сергий на городском кладбище Петропавловска.

Проповедь отца Сергия

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

  • Богородице Дево, радуйся,
    благодатная Мария, Господь с Тобою;
    благословенна Ты в женах
    и благословен плод чрева Твоего,
    яко Спаса родила еси душ наших

Эта молитва есть парафраз слов Архангела Гавриила во время благовещения. Он первый обратился к Богоматери со словами РАДУЙСЯ, а, посему повторяя ангелово приветствие Богородице, постараемся осознать ангелово состояние, чтобы говоря Пречистой: «Радуйся», не причинить Ей печали.

Архангелово слово «радуйся» было сейчас же подтверждено делом, ибо со словами «се раба Господня», Дева Мария без семени зачала Спасителя. Начало спасения нашего, предопределенное Богом, совершилось. Это повергло в неописуемую радость как самого Архангела, как Пречистую (Ее выражение: «Отныне ублажат Ми вси роди»); как небо (песнь ангелов «Слава в вышних Богу и на земле мир, в человецех благоволение»); так и землю, ибо пришел Сын Человеческий взыскать и спасти погибших.

А разве можно говорить «радуйся», не принося радости? К сожалению, да. В подтверждение этой мысли возьмем два евангельских примера. Вот ночная тьма в Гефсимании. Христос будит учеников, говоря, вставайте, приблизился час и Сын Человеческий предается в руки грешников. Вот мрак ночи озарился факелами идущей стражи. Впереди всех Иуда идёт… обращается ко Христу «Радуйся, Равви!» и целует Его… . Христос на это только сказал: «Друг, целованием ли предаешь Сына Человеческого?» А вот другой пример: Пилатово судилище… двор… воины насмехаются над Христом, надевают на главу Его терновый венец, бьют по главе, становятся на колени перед Ним и говорят: радуйся, Царь Иудейский! Как видите из этих примеров можно говорить «радуйся», а в сердце иметь лесть и злобу.

Если наши слова молитвы не подтверждаются жизнью, то и у нас может получится тоже. Но ведь мы грешим и грешим ежедневно, ежечасно. Значит, греховной своей жизнью мы не подтверждаем слов молитвы, выходит нам и молиться так нельзя?

Нет можно и должно. Если мы, хотя и грешим, но хотим избавиться от греха, если хотим стать лучшими, святыми, то и должны так обращаться к Божией Матери: «Ты Виновница спасения грешных, Ты взыскание погибших, Я погибаю, но прихожу к Тебе с надеждой и верой, что не уйду от лика Твоего „тощ и не утешан“. Я радуюсь, что нашел через Тебя своего Спасителя, а Ты радуешься, что нашелся грешник покаявшийся; что и на мне грешном не бесплоден оказался крест Христов». Радуется небо обращению и покаянию грешник. Радуется и земная Церковь, ибо «сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся».

Итак, сокрушение сердца, сознание своих грехов, но и вера в прощение и исцеление от них через Богоматерь — вот какие чувства должны наполнять нашу душу при исполнении этой молитвы.

Пресвятая Богородице, помоги и спаси нас. Аминь.

Теги: 

Категория: 

Система Orphus

Храм Всех Святых г. Петропавловск | Православная социальная сеть «Елицы»